Главная

Правление не решает наших проблем- правление и есть наши проблемы. Как член СНТ — Я не понимаю, правление,которое только разводит руками и говорит мне, что мы не сможем сделать. Это неправда — можете, вы можете взять бумагу, взять ручку и освободить свои места для тех, кто будет думать о следующих поколениях, а не о следующих выборах. Решаются вопросы СНТ просто. Правлению СНТ нужно не вешать в кабинетах портреты руководства страны, а повесить туда фотографии своих детей, внуков и перед каждым принятием решения смотрите им в глаза.

Н.М. Карамзин в 1803 г. писал: «Только при государе Петре Великом знатные начали строить домы в подмосковных, но еще 40 лет назад перед сим богатому русскому дворянину казалось стыдно выехать из столицы и жить в деревне. Какая разница с нынешним временем, когда Москва совершенно пустеет летом; когда всякий дворянин, насытившись в зиму городскими удовольствиями, при начале весны спешит в село, слышать первый голос жаворонка или соловья! А кто должен остаться в Москве, тот желает, по крайней мере, переселиться за город; число сельских домиков в окрестностях ее год от году умножается; их занимают не только дворяне, но и купцы. Мне случилось в одной подмосковной деревне видеть крестьянский сарай, обращенный в комнату с диванами: тут в хорошее время года живет довольно богатый купец с своим семейством. В городе у него каменный дом и большой сад, но он говорит: Что может сравняться летом с приятностию сельской жизни?.. Мы видали это в чужих землях, а у нас видим только с некоторого времени и должны радоваться» (Карамзин Н.М. Записки старого московского жителя) «По сведениям источников 1888 года, в то время вокруг Москвы было уже около 6 000 дач, расположенных в 178 поселках. На летнее время из города на природу переселялись 40 000 человек — почти четверть всех московских дворян, чиновников, купцов, почетных граждан, разночинцев и иностранцев. Причем семья жила за городом все лето, а глава семейства был вынужден ежедневно, кроме выходных и праздников, являться на службу». Попытки законодателя бесследно стереть из сознания населения понятие «дача» неоднократно и безуспешно предпринимались в истории земельного законодательства <6>. Но даже Великой Октябрьской социалистической революции не удалось сделать это. Дачи советских номенклатурных работников были столь велики, что в феврале 1938 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) были вынуждены принять Постановление «О дачах ответственных работников» <7>, ограничив предельно допустимое количество комнат на дачах чиновников: до 8 комнат для семейных и до 5 комнат для несемейных. В специальном совместном Постановлении указывалось: «Ввиду того, во-первых, что ряд арестованных заговорщиков (Рудзутак, Розенгольц, Антипов, Межлаук, Карахан, Ягода и др.) понастроили себе грандиозные дачи-дворцы в 15 — 20 и больше комнат, где они роскошествовали и транжирили народные деньги, демонстрируя этим свое полное бытовое разложение и перерождение, и ввиду того, во-вторых, что желание иметь такие дачи-дворцы все еще живет и даже развивается в некоторых кругах руководящих советских работников, СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановляют: 1. Установить максимальный размер дач для руководящих советских работников в 7 — 8 комнат среднего размера для семейных и в 4 — 5 комнат для несемейных. 2. Дачи, превышающие норму в 7 — 8 комнат, передать в распоряжение Совнаркома СССР для использования в качестве домов отдыха руководящих работников». Правом строительства индивидуальных дач наделялись в качестве награды высшие чины Красной Армии за победу в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг., например, согласно Постановлению СНК СССР от 21 июня 1945 г. N 1466 «Об улучшении жилищных условий генералов и офицеров Красной Армии» <9> в подмосковном тогда городе Бабушкин был выделен земельный участок для индивидуального дачного строительства генерал-майору Я.В. Жукову (в настоящее время данный земельный участок оказался включенным в территорию Национального парка «Лосиный остров»). В 1949 г. дачи в Жуковке получили разработчики проекта атомной бомбы, в конце 1950-х гг. — конструкторы космических ракет, в 1953 г. секретарю ЦК КПСС Михаилу Суслову был выделен участок в Троице-Лыково площадью 7 га с 400 елями, 30 кленами и двухэтажным зданием площадью 2 400 кв. м (нашумевшая госдача «Сосновка-1»). Постановления Совета Министров СССР от 30 декабря 1960 г. N 1346 «Об индивидуальном строительстве дач» <10> было запрещено повсеместно производить отвод гражданам земельных участков под индивидуальное дачное строительство. Согласно п. 2 того же акта «продажа гражданам дачных строений государственными, кооперативными и общественными организациями» была прекращена. В соответствии с п. 3 Советам Министров союзных республик было предписано «усилить контроль за использованием земельных участков, отведенных гражданам под индивидуальное строительство дач. В случаях использования земельных участков не по прямому назначению (возведение строений с целью сдачи их в аренду, продажа земельных участков, в том числе продажа участков под видом продажи строений, применение наемного труда для обработки земельных участков и т.п.) лишать граждан права пользования отведенными им участками и привлекать к ответственности в установленном законом порядке». Как указывали В.П. Балезин и Н.И. Краснов, «запретив индивидуальное дачное строительство на будущее, государство сохранило существующие земельные и имущественные права граждан при условии строгого соблюдения законодательства. Они вправе на предоставленных бессрочно участках пользоваться дачами и подсобными строениями для организации своего отдыха, а на свободной от строений площади производить посадку фруктово-ягодных насаждений и овощных культур»